chidlovski (chidlovski) wrote,
chidlovski
chidlovski

Москва. Комиссар полиции.

Из московских зарисовок...

Мы сидим в небольшом кафе. Пьём кофе и курим.

Я знаю, что мой собеседник недолюбливает американцев. Может быть, даже внутренне зовёт меня "пиндосом".

Даже если пиндос - бывший соотечественник и говорит на чистом русском языке.

Мне интересно его слушать. Он - какой-то большой чин в московской полиции. Про себя, я называю его комиссаром полиции.

Но лед между нами постепенно тает. Мы примерно одного возраста. И вспоминаем, как гуляли на ВДНХа и на улице Горького.

- Ты мне нравишься, парень. Вот моя визитная карточка. Если будут трудности, звони.

Он протягивает мне визитку.

- Спасибо, конечно, но я живу в Бостоне. Вряд ли Вы мне сможете чем-то помочь.

- Чего ты на Вы? И потом ты ошибаешься. У нас слинные руки. Мы можем помочь везде.

Он глубоко затягивается сигаретой. Совершенно искренен.

- Нас русских на шарике мало. Мы должны друг другу помогать.

- Спасибо. Возьмите мою карточку тоже. Будете в Бостоне, позвоните, - я перевожу разговор в более нейтральное русло. - Вы были в Америке?

- Был. В Вашингтоне и в Норфолке.

- Классно. В гостях?

- Нет, - он недолго задумывается. - В командирове. По Интерполу.

- Да? И какие у вас впечатления от американской полиции?

Он загадочно хмыкает:

- Как тебе сказать?.. Несерьезно это всё. Слабенько.

Я удивленно смотрю на него.

- Понимаешь, слишком много у вас там демократии. Права. Адвокаты... У нас проще. Дал ему в рыло и всё.

Он показывает, как надо дать в рыло. Его кулак пролетает в 5 сантиметрах от моего носа.

- А как же закон? Вдруг засудит?

- Закон? Ты не понимаешь. Какой закон? Я и есть закон.

Мне как-то неловко, что я не вьезжаю в его логику.

- А презумпция невиновности? - пытаюсь аргументировать я.

- Какая презумпция? Ты чё. Это же последняя мразь передо мной. Он только такой язык и понимает.

Я совсем опондосился. Мне трудно понять. Я рассказываю ему про друга в Бостоне, у которого с домашнего драйв-вея украли мотоцикл.

- В России бы нашли, а в Америке - нет, - заканчиваю я.

- Ха. Вынужден тебя разочаровать. У нас тоже теперь не найдут. В 90-е нашли бы. А теперь - нет. У меня у дружана в 93-м тачку угнали. Он - ко мне. Мы позвонили авторитетам. Через два часа тачку пригнали прямо к дому. И на сидении конвертик с бабками. Извините, пожалуйста. Теперь такого нет.

- А как же народ? Совсем незащищенный. К кому им идти?

- Правильно говоришь. Народ незащищенный...

- Обидно.

- Обидно.

Мы заканчиваем наш кофе-брэйк и дружески расстаёмся.

Мы выросли в одном городе. Нам есть что вспомнить.


© 2013 Arthur R. Chidlovski

Tags: Америка, Графика, Москва, Москва-2012, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments